Роды после кесарева сечения

Ни один акушер в столице не брался принимать роды у Анны. Еще бы! Она желала чтобы вторые роды после кесарева сечения проходили естественным путем. Врачи не отрицали, что это возможно, но опасались тяжелых последствий. И тогда Анна решила рискнуть в одиночку.

Первый опыт

Первого ребенка двадцатичетырехлетняя Аня носила с удивительной легкостью и не сомневалась, что родит так же легко. Процесс появления на свет малыша воспринимался ею как некое священное таинство, ведь именно в родах рождается женщина, считала она, и через это непременно нужно пройти. Неприятные сюрпризы ожидали на девятом месяце: сначала Аня упала, а потом оказалось, что ребенок находится в ягодичном предлежании. Семья обращались к лучшим врачам, но все они, как один, настаивали на необходимости операции. Анна была убежденной противницей любых хирургических вмешательств, но испугалась ответственности, которой грозили доктора: мол, если что случится, виновницей будете вы. Намного безопасней перепоручить себя и ребенка людям в белых халатах, и тогда все будут живы-здоровы. Целую неделю до плановых родов Аня безутешно проплакала, в смятении легла на операционный стол. К сожалению, ее худшие опасения оправдались.

А.: «Ребенка я не видела три дня, хотя молока у меня была уйма. За шоколадку на третий день прошла в детское отделение и увидела, что к голове сына подключена какая-то капельница. Я чуть сознание не потеряла от этой картины. Но ведь врачи и медсестры уверяли, что все в порядке! До сих пор не знаю, в чем там было дело. Малышу якобы кололи витамины. Так я столкнулась в стенах роддома с откровенным враньем».

Дома родители окружили маленького Женю любовью и теплом. Однако первое время Аня не чувствовала внутреннего контакта с сыном. До четырех месяцев малыш не хотел брать грудь, ведь три первых дня в роддоме его кормили из соски и ложки! Поначалу в ее голове вертелись самые странные мысли: мол, это он, ребенок, виноват в том, что все так неудачно получилось, ну что ему стоило перевернуться в животе? И хотя сама операция прошла успешно, из-за внутреннего протеста шов у Анны болел еще очень долго… Новая жизнь зародилась в ней спустя шесть лет. Молодые очень ждали девочку.

Выбор Ани

А.: «Я не хотела, чтобы из меня вырезали и второго ребенка. Он должен был появиться на свет так, как это предусмотрено природой. На консультации в областной больнице доктора признали, что такие прецеденты случались, и женщина после кесарева может родить самостоятельно. Но уже на пятом месяце начались психологические атаки: и шов у меня истончен, и анализы не в порядке. При каждой встрече врач-гинеколог рассказывала жуткие истории, произошедшие буквально вчера, как у отчаянных сумасбродок, вроде меня, во время родов расходились швы и их чудом возвращали с того света. Окончательно ситуация прояснилась на девятом месяце беременности: принимать роды в этой больнице у меня отказались, но соглашались делать кесарево сечение. Достать малыша с помощью хирургического ножа было и легче, и дороже…»

За месяц до предполагаемых событий они стали лихорадочно искать доктора, который согласился бы принять роды. Акушеры-гинекологи хором просили не рисковать собой и ребенком, запугивали, уговаривали, обещали сделать косметический шов. В то же время Аня узнала о курсах подготовки к домашним родам. Впрочем, рожать дома она не собиралась. Во-первых, не настолько полагалась на мужа, во-вторых, не хотела, чтобы при этом присутствовал шестилетний сын. Отправляясь на встречу с духовной акушеркой Таней, Анна хотела научиться правильно, рожать в стенах роддома. Но после нескольких занятий вариант домашних родов в воде заинтересовал ее всерьез.

А.: «В моей памяти всплыл эпизод. Двенадцать лет назад мы с мужем проводили медовый месяц в Севастополе. Однажды на пляже нам повстречалась молодая пара, которая купала свою трехмесячную дочку в прохладной морской воде и проделывала с ней невероятные акробатические трюки (потом я узнала, что это была динамическая гимнастика). Мы познакомились, и мама девочки рассказала, что из-за узкого таза и сорока двух килограммов веса ее тоже отправляли на кесарево. Но она родила дочку самостоятельно — в своей квартире. Тогда их история взволновала меня, а теперь, накануне родов, придала уверенности в собственных силах. Я чувствовала, что смогу родить ребенка без посторонней помощи».

Лишь в одном роддоме Киева на последней неделе беременности Анне как будто дали добро на естественные роды. Точнее, обмолвились, что в их практике бывали подобные случаи. Но от судьбы не уйдешь, в самый последний момент спасительная соломинка ушла под воду — роддом закрыли на санобработку. Когда начались схватки, Аня еще толком не знала, что будет делать: рожать дома или ложиться на операцию. Решила подождать, тем более что ощущения на первом этапе родов были приятными. Но вскоре схватки усилились, и они попытались разыскать акушерку Таню — увы, безрезультатно. В панике Аня обзвонила всех домашних акушерок Киева. Приехать согласилась только одна. От волнения у женщины даже приостановилась родовая деятельность. Вдруг зазвонил телефон, по ту сторону трубки раздался голос Тани (она как раз проезжала мимо их дома).

А.: «Я знала, чем рискую, и шла на это сознательно. Думаю, осознанность меня и спасла. Кричать во время родов не хотелось. Я просто выбрала высокий звук, который приносил мне облегчение, пела и держала свой шов. Вода, действительно, смягчила боль. Скажу больше: целый год после кесарева шов и матка мучили меня гораздо сильнее, чем боль во время родов. Поначалу я втайне еще надеялась, что акушерка меня как-то поддержит, но вскоре поняла: рассчитывать нужно только на себя. В домашних родах участвуют лишь женщина и ее ребенок. На каком-то этапе забываешь, что где-то есть муж. Роды — это путь, который женщина проходит в одиночку, а роды после кесарева — тем более».

Поколение металла

За шесть часов с небольшим Аня родила мальчика. Ей показалось, что вся квартира залита солнечным светом. Маленький теплый комочек завернули в папину рубашку, приложили к груди, и он уснул. Супруг был в шоке: выйдя из ванны, Аня почти летала от счастья. Тогда она поняла, что потеряла в первый раз. Говорят, когда рожаешь, нужно распахивать настежь окна и двери. Мир открыт, он приглашает ребенка войти, маленький человек появляется на свет и легче, и быстрее. Уже потом в семье обнаружили, что на протяжении Аниных родов входная дверь в их квартиру оставалась открытой.

Второго сына родители назвали Левушкой. Аня безумно любит обоих: и Женю, и Льва. Но все же вынуждена признать: никогда с первым ребенком она не чувствовала той душевной связи, которая с первого мгновения установилась у нее с младшим мальчиком.

А. «Я уверена, что ребенок многое теряет, появившись на свет с легкой руки хирурга. Плохой опыт или хороший — в любом случае это опыт. Мы обязательно должны пройти через эти врата. Такими нас создал Бог. И в поисках легкого пути нельзя лишать ребенка его первого испытания. Недаром ведь говорят: «Благими намерениями выстлана дорога в ад»…

Люди, приходящее в этот мир из-под ножа, — металлические. Не скажу, что раньше мир страдал от избытка гуманности, но эти дети будут еще жестче».

Аня уверена в том, что роды после кесарева в современном мире требуют от женщины гораздо большей внутренней зрелости, чем раньше. Если сто лет назад рождение ребенка считалось священным таинством и роженица в большинстве случаев полагалась только на Божью волю, то нынешний уровень медицины поставил этот процесс на конвейер. Сегодня родить дитя — все равно, что выдернуть зуб. По мнению Анны, именно популярность родов с помощью кесаревого — одна из причин бездушия современного мира.

А.: «У меня была тысяча показаний для повторной операции: перенесенный в 12 лет менингит, выкидыш, первое кесарево. И, тем не менее, Левушка появился на свет естественным путем. Теперь я точно знаю: родить может любая женщина. Нужно только не бояться уготованных испытаний, и тогда финал неизменно будет счастливым».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *